Киргиз-Фаланкс

Что интересно, некоторые великие русские математики, такие как П.Л.Чебышев, А.А.Ляпунов, например, вышли из артиллерийского училища. А еще — великие композиторы. Например, Н.А.Римский-Корсаков, М.П.Мусоргский, Ц.А.Кюи, все они – морские артиллеристы. Почему? Наверное, потому, что артиллерия – это, прежде всего, математика, логика, гармония. И, естественно, талант.

Если внимательно посмотреть, много еще обнаружится  великих фамилий, вышедших из артиллерии. Видимо точно, есть в этом что-то! Математика и музыка.  Не случайно же «наше всё», то есть А.С. Пушкин связал эти понятия, вложив в уста одного из персонажей слова: «Поверил я алгеброй гармонию».

Все меньше и меньше остается классики в артиллерии – расчетов с логарифмической линейкой, с механическими приборами стрельбы. На смену им пришли компьютеры. Однако было, есть и будет место главному персонажу в артиллерии – человеку, его таланту.

В недавние времена, когда не распалось еще государство по имени СССР, разный народ служил на флоте. Белорусы, прибалтийцы, украинцы, грузины, таджики и многие, многие другие представители нашей многонациональной страны.  В том числе и киргизы. Именно киргиз и пришел, вместе с другими молодыми матросами из учебки, служить на корабль Тихоокеанского флота, о котором идет речь.

Внимательно посмотрел на него молодой офицер, командир артиллерийской боевой части или, как принято на кораблях звать офицера на этой должности  просто —  «БЧ-2». И увидел он, что у парня  глаза очень умные, потому и решил определить его на батарею малой корабельной артиллерии, на шестиствольные  30- миллиметровые пушки-автоматы. А поставил он его на должность комендора визирной колонки. Что такое визирная колонка? Это как пулемет без ствола — колонка с ручками и кольцами прицела, которая устанавливается обычно наверху, вдали от самих орудий. Комендор прицеливается с ее помощью, а шестиствольные артиллерийские автоматы абсолютно точно отслеживают любое движение визира и, с нажатием комендором гашетки, стреляют туда, куда он прицелился.

Начал молодой БЧ-2  учить новых матросов всему, чему мог научить. Узнали они и устройство орудий, и характеристики их, и правила стрельбы, а также — что такое трубка холодной пристрелки. Это являлось предметом гордости молодого офицера, влюбленного в свою профессию, его изобретением. В нижний ствол шестиствольного артиллерийского автомата вставлялась длинная трубка. Комендор на визирной колонке прицеливался, а матросы  смотрели в эту трубку и говорили, куда ствол действительно нацелен. Эти тренировки всегда нравились БЧ-2, были очень интересны ему. И точно такое же отношение к ним он заметил у нового комендора.  В артиллерии нужно иметь особый дар – глазомер. Киргиз его имел, а еще важнее – обладал аналитическим умом. Офицер с удовольствием наблюдал, как комендор ходит с блокнотом, что-то записывает, присматривается, составляет какие-то, ему одному понятные, таблицы в блокноте. Все результаты холодной пристрелки заносились в блокнот под тихое бормотание вроде «Если целюсь на второй штырек, пушка попадает…», и так — все тренировки.

И вот, как венец всем занятиям и «холодным» подготовкам, наступил выход в море. Среди других боевых задач, сдавали и стандартную – расстрел мины в море. Бочку для имитации мины подготовили как следует, даже керосинчика в нее подлили чуток. Для эффекта.

Итак, вошли в полигон, сбросили бочку. Сначала с ней потренировались на ходовом мостике, маневрируя по-всякому, а затем подошли к мине на дистанцию метров триста. Поступил приказ – уничтожить мину. Наш комендор прицелился, дал очень короткую очередь, и от бочки ничего не осталось, только столб огня взметнулся.

Есть такая книжка, называется она «Правила Артиллерийской Стрельбы». В ней точно прописано, на уничтожение какой цели сколько полагается снарядов и из каких орудий. Так вот, согласно этой книге, на мину из скорострельной шестиствольной пушки калибром 30 миллиметров со скоростью стрельбы 6000 снарядов в минуту, полагалось всего 16 снарядов!

Эта цифра всегда вызывала усмешку, потому что, в-среднем, на попадание в бочку уходило 100 – 150 снарядов, и это считалось отличным результатом. Когда БЧ-2 посчитал гильзы после той очереди, оказалось, что их на палубе лежало четырнадцать, о чем он немедленно доложил на командный мостик.

Командир корабля был  кабардинец. В динамиках корабельной трансляции прозвучал его характерный акцент:

— Комэндора ко мне! Дэсять суток отпуск за отличную службу!  

Собрали комендора как следует, от души, да и отправили, настрого заинструктировав, чтобы ни на минуту из отпуска не опоздал.

Между прочим, именно тогда и возникло почетное прозвище у нашего киргиза. Почему такое? У американцев есть  весьма эффективная система прицеливания малокалиберной корабельной артиллерии под названием «Вулкан-Фаланкс». Вот, острые на язычок моряки и прозвали нашего героя «Киргиз-Фаланкс», как наш ответ агрессору.

Вернулся он день в день, как и положено. Аккурат, к выходу в море. На следующий же день и вышли. Опять стреляли. И снова «Киргиз-Фаланг» прицеливался. И опять от бочки ничего не осталось. Посчитали – 12 снарядов. Все шло по накатанному уже варианту.

— «Комэндору отпуск дэсять суток!» — прозвучал голос командира по трансляции.

Матросы бросились качать парня, а он — мрачный, чуть не плачет. Даже улыбки на лице не промелькнуло.
            — Что такое?! В чем дело? – удивился БЧ-2.

— Товарищ старший лейтенант, вам надо к командиру, — чуть не плача, ответил матрос.

— Мне? Зачем?

— Пускай приказ обратно берет, отпуск отменяет.

— Как отменяет? Почему?

— Родителей жалко.

— Не понял…

— Чтобы я сумел на корабль вовремя вернуться, отец трех баранов продал. Не поймут меня, если снова приеду. Пускай командир не дает отпуск, на корабле оставляет. Служить хорошо буду, не подведу.

Пошел офицер к командиру. Так и так, мол, надо отменять приказ.

— Понял, – задумался командир, — а что ему дать взамен, как думаешь?

— Ему бы первое звание, старшего матроса… досрочно.

Через несколько минут по корабельной трансляции вновь прозвучал голос командира.

— Внимание! Приказ на дэсятисуточный отпуск отмэняю по личной просьбе комэндора. Вмэсто этого, за отличную службу присваиваю звание старшины второй статьи досрочно.

Так Киргиз-Фаланкс «взлетел» по службе сразу на две ступеньки, миновав промежуточную, старшего матроса. И это было справедливо, что «Киргиз-Фаланкс» и доказал дальнейшей службой. Да и моряки восприняли это с пониманием – заслужил! Что уж и говорить о спасенных от неминуемой гибели баранах!

Далее>>>

Вернуться к оглавлению

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: