XIX глава. В бой! И побольше фантазии.

— Привет, покойничек, — открыв глаза, сказал Никита, — все живешь?

— Да я-то живу, дорогой, живу! Чего вам-то не живется спокойно?

— Да вот, дела все, дела…

— Понятно. Какие же это такие дела заставили прилететь сюда, за множество тысяч километров?

— А ты не догадываешься?

— А что мои догадки? Кому они нужны? Ты мне правду скажи, как все на самом деле обстоит.

— А почему это я должен тебе, покойничек, что-то говорить?

— А потому, Никита, что перед тобой вполне живой и здоровый мужчина, а вот с тобой ситуация непонятная. С одной стороны, ты еще живой, а вот с другой…

— Ты что, убьешь меня, что ли? —  засмеялся Никита, — А сил хватит?

— А почему бы и нет? Это у вас силенок маловато — вон, сколько раз пытались меня убить, а я все живой!

— Это временно, — сказал Никита, — скоро пройдет.

— Ладно, мне надоело уже заниматься этим словоблудием, — сказал Иван, вставая, —  говорить мы с тобой будем серьезно. Ты готов немедленно рассказать мне все, о чем спрошу тебя?

— Так уж и все, — громко засмеялся Никита, но смех его оборвался, потому что Иван мгновенным движением поднес к его плечу шокер и включил его.

— Все, все! – прохрипел Никита, корчась в судорогах.

— Итак, повторяю вопрос, — спокойно, выговаривая каждое слово, сказал Иван, — ты готов рассказать мне все, о чем спрошу?

— Готов, готов, собака… — с ненавистью глядя на Ивана, тихо сказал Никита.

— Прощаю тебе эту грубость, — сказал Иван, вновь усаживаясь в кресло, — и хочу понять, что произошло после того, как я сдал вам деньги?

— А ничего не произошло. Мы просто взяли свое. Это наши деньги! Анвар, сволочь, не сдал их нам, а ты принес. Вот и все.

— Анвар должен был их вам сдать?! – воскликнул Иван.

— А ты что, думаешь, что это он сам по себе такой крутой был? Все знали, что он открыто создал вооруженную до зубов банду, открыто грабит рыбаков, да и не только их, и это никого не интересовало? Еще как интересовало! Мы контролировали дело, потому что мы же его и создали, а Анвар со своими людьми просто выполнял черновую работу. Мы обеспечивали его оружием и людьми, охраняли его, помогли ему наладить сбыт и создать систему перевода денег за бугор. Все сделали мы!    

— Все бы ничего, — продолжал Никита, — да Анвар нарушил порядок, решив слинять за бугор, но слинять не с пустыми руками, а с общаком. Деньги, что в рюкзаке –  всего лишь капля в море по сравнению с тем, что хранится на счете. Ну, да ты и сам это знаешь. Так вот, Анвар бы и слинял, но все пошло наперекосяк. Он почувствовал себя большим и крутым, стал борзеть, потерял осторожность и получил то, что получил. После твоего рассказа мы послали людей туда, к Ваське. Мы думали, что это он взял все карточки и коды из сейфа, а потом увидели, как ты широко зажил и поняли, что это ты.

— Следили за мной? —  спросил Иван.

— Конечно, каждый твой шаг отслеживали… Мы же сразу, еще в Северокурильске поняли, что вряд ли ты все отдал. Да и расписочка наша за сданные деньги беспокоила.

— А всю эту комбинацию с Еленой вы для чего придумали? Грохнули бы меня, да и все концы в воду.

— Расписку и карточки можно было бы просто взять, но к ним нужны были коды доступа. Кроме того, у нас не было уверенности в том, что ты не перевел деньги на другие счета. Именно поэтому мы и решили, что все нужно сделать тихо, аккуратно и точно. Наталья подошла для этого как нельзя кстати. Мы не ошиблись. По крайней мере, в этом, — добавил Никита.

— Но ведь я вас все равно переиграл! – сказал Иван, — Деньги-то сразу перевел.

— Мы это поняли, когда ты слетал на Кипр. Это была наша ошибка. Моя задача как раз в том и состояла – исправить ошибку и выпотрошить тебя до конца, со всеми новыми счетами. Кодированную команду на зачистку ни Елене, ни Николаю не давали. Они не были в курсе того, что ты дал ей отработанные, пустые уже карточки и коды.

— Представляю, какими средствами ты собирался это сделать! – сказал Иван.

— Что ты сделаешь со мной? —  спросил Никита.

— Пока не знаю, подумаю об этом позже. Сейчас ты встанешь, и я завяжу тебе глаза. 

— Зачем?

— Мы пойдем туда, где ты будешь чувствовать себя в безопасности.

— А если не пойду?

— У меня есть аргумент для убеждения, — ответил Иван, показывая электрошокер.

Когда Иван ввел Никиту в клетку и снял с его глаз повязку, первой отреагировала Елена.

— Ой, ты глянь, кого к нам прислали! Не мелкую сошку, как для меня, большого босса к тебе подогнали! Уважают тебя, Колюня, — издевательски тараторила она, — ты глянь, кто грохнул бы тебя. Честь-то какая! Чай, и пули-то у него расписные! 

— Заткнись, зараза,– огрызнулся Колюня, — а то точно, грохну сейчас тебя.

— Да-а, просчитались мы с тобой, покойничек, — сказал Никита, оглядывая помещение и решетки, — не глуп ты, совсем не глуп…

— Ладно, чего уж там! — сказал Иван, — Заходи в клетку и давай руки, сниму наручники, а сам пойду и подумаю, что с вами делать. Только очень прошу, ведите себя как следует!

Уже выйдя, Иван вдруг сообразил, что только накинул штангу на петлю, а замок не повесил.

— «Ладно, никуда они не денутся», — подумал он и пошел наверх. Как бы то ни было, а узников нужно кормить. Иван поехал за продуктами.

 Через пару часов, подъехав к дому, Иван въехал в гараж и выгрузил из багажника большие пакеты с продуктами, бутыли с водой. В два захода перенес всё к двери камеры и собрался было открыть ее, но отдернуд руку от светильника на стене.

— «Стоп! Спокойно… Я же не закрыл клетки как следует!» – подумал он и, поднявшись наверх, взял большой шокер и пистолет. 

Подойдя к двери, прислушался. За ней было тихо. Приготовив оружие,  нажал на светильник и быстро отошел на несколько шагов в сторону.

Из открывшегося проема вылетел Колюня. Тело его, а это было именно бесчувственное тело, с глухим стуком ударившись о стену коридора, упало на пол. Следом, словно молния, выскочил Никита, но Иван встретил его двумя выстрелами. Захрипев, Никита упал к ногам Ивана.

— Елена, предупреждаю тебя, — громко крикнул Иван, — или выходи сейчас или зайди в свою клетку. Стрелять буду без предупреждения. Твои друзья это уже проверили.

Ответа не последовало. Иван выждал минуту и осторожно двинулся к двери. Заглянув, он не увидел ее в клетке и решил сделать еще шаг в камеру, но запнулся о ногу Колюни и чуть не упал, что его и спасло.

Нога Елены, выброшенная в стремительном полете, вместо головы, скользом ударила по плечу, и Иван рефлекторно поднял руку, захватив ее ногу. Стук, с которым ее голова ударилась о пол, был какой-то неестественный, с отвратительным треском. Наставив на нее пистолет, Иван включил фонарь шокера. Из-под головы медленно расплывалось темное пятно. Ей очень не повезло – на полу лежал кованый замок с большим ключом в скважине…

 — Дура ты, дура, — медленно проговорил Иван, — я же не собирался тебя убивать. Зачем тебе это было нужно?  И что мне теперь с тобой делать?

Осмотрев ее и лежавших в коридоре, Иван понял, что на его попечении образовалось три трупа… Колюню явно задушили, а Никита получил ранения в область сердца и в живот.

— Господи, — тихо сказал Иван, — прости ты меня, грешного, но ты же знаешь, что  не хотел я этого!

Иван еще раз, наклонившись, проверил пульс на шее Елены. Пульс не прощупывался.

— Вот, мы и приехали, — сказал Иван и медленно, словно неся тяжелый груз на плечах, побрел наверх.

На следующий день Иван выехал в город и  купил две резиновые лодки. Надув их в комнате с выходом на пляж, перенес туда же все три тела. Глубокой ночью вынес обе лодки на пляж и, сложив в одну все три тела, привязал их как следует к лодке и наложил в нее камней так, чтобы она только — только держалась на воде.  

Долго греб Иван, буксируя от берега и вдоль него, подальше от входа, тяжело нагруженную лодку. Опустив весла, отвязал лодку, проткнул ее в нескольких местах ножом, и она тихо, без плеска, ушла, увлекая на дно свой страшный груз… 

Убрав все следы в камере и коридоре, Иван поднялся наверх, долго стоял под горячими струями и, выйдя из душа, взял бутылку виски, разжег камин в гостиной и сел в кресло, у огня. Стараясь не думать об ужасе случившегося, стал вспоминать всю история после операции, но особо — «робинзонаду». Ивану даже показалось, что то время – лучшее в его жизни, если не брать во внимание Анвара и Ваську.

Арина… Не было сил сдерживать слезы, вспоминая ее, такую сказочно — волшебную, такую близкую и такую недоступную. Как много отдал бы он сейчас, чтобы она оказалась рядом. И как же мог он, Иван, забыть ее, променяв на эту… Однако эти мысли он тут же и отбросил. Она замужем. В том мире, в котором она живет, это окончательно. Словно приговор.

Далеко за полночь, выплеснув в жаркие угли вместе с остатками виски тоску и мучения,  Иван тут же, на диване и заснул тяжелым, неровным сном.

Утром, встретившись с Соней в городе, окончательно обсудил с ней все дела и  заказал билет до Москвы. Вылет был на следующий день, в обед.

Измученный событиями последних дней, Иван приехал домой, поставил машину в гараж, постоял немного в горячем душе, выпил большую рюмку Хеннеси и рухнул в наспех разобранную постель. 

— «Спать, спать, спать…» — было последним, что он успел подумать, проваливаясь в черноту сна.

Владивосток встретил Ивана обычной своей погодой – прохладным ветерком, да небольшим туманом с моросью.

— Все у нас прекрасно, платежи прошли, осталось только официально вступить во владение компанией, — сказал Сергей, встретивший Ивана в аэропорту доверенный адвокат, выруливая со стоянки на трассу.  

— Все это, надеюсь, завтра?    — спросил Иван.

— Конечно! Сейчас мы едем в гостиницу, если нет других предложений. Завтра же, к девяти утра, нас ждут в краевой администрации. Вы должны будете представиться там кое-кому. Затем, если нужно, могу представить вас в отделах компании.

— Да нет, сам пройдусь, — сказал Иван, улыбнувшись, — я же в этой компании работал, и мало с кем меня нужно знакомить. Другое дело, на послезавтра нужно будет собрать совещание. Предположим, на тринадцать часов. Кого пригласить – скажу. Там меня официально и представишь.

 Следующий день прошел в беседах с чиновниками и юристами разных мастей. Иван остался доволен результатами – Сергей неплохо поработал, и практически везде нужно было лишь слегка уточнить и утвердить наработанные уже решения и документы.

Вечером, сидя в ресторане, Иван долго думал, молча слушая тихую музыку с эстрады в конце зала и, наконец, поднял на Сергея глаза, встретив его ожидающий взгляд.

— Как ты смотришь, если я предложу тебе должность генерального директора?

— Если честно, ожидал предложения, но не этого… —  подумав, сказал Николай.

— Какого же?

— Ну… заместителя своего, например или начальника юридического отдела.

— Так каков же будет ответ?

— Я должен ответить немедленно?

— Да нет, — засмеялся Иван, — только холодные закуски принесли, мы еще до десерта не добрались!

— Понял и…я согласен, хоть и понимаю, насколько это серьезно.

— Вот и славно! Тогда, давай выпьем за нашу компанию и поговорим о ней, да и о нас в ней. 

На следующий день Иван проснулся довольно поздно для себя – в десять часов. Приняв душ, оделся и пошел в город, обдуваемый теплым летним ветерком со стороны  набережной. Солнце было яркое, небо голубое, а море сине-зеленое. Настроение от этого вида пошло вверх, и в уютное кафе недалеко от центральной площади он вошел бодрым и голодным.

Выбрав в меню нужное, Иван сделал заказ и подошел к барной стойке, чтобы взять чашечку кофе.

— А где коньячок в кофе? – раздался вопрос сзади, и Иван обернулся. Перед ним стоял старый знакомый – Иван работал с ним, когда только пришел из училища, совсем зеленым штурманцом. Анатолий Николаевич был тогда уже опытным старпомом, и Иван хорошо помнил его уроки! Умно, тактично, но довольно жестко старпом учил Ивана морским премудростям, и не только в штурманских делах! Такое не забывается.

— Анатолий Сергеевич! – радостно воскликнул Иван, — Рад вас видеть!

— И я очень рад, Иван! – широко улыбаясь, ответил  Анатолий Сергеевич, и они обнялись.

— Приятно смотреть на мужчин, которые обнимаются, будучи совершенно трезвыми! —  сказала вдруг девушка за стойкой и засмеялась.

— А это легко исправить, — сказал Анатолий Сергеевич и взглянул на Ивана, — по маленькой? Не за рулем? 

— Так грех же отказаться при таких обстоятельствах! И не за рулем я.

Сидели уже больше часа, разговаривая обо всем на свете, но главное – о компании. Оказалось, что Анатолий Сергеевич, работавший в компании капитаном, уже месяц, как ушел, разругавшись с руководством. По его словам, оно совершенно не понимало и не хотело понимать, что такое судно, что такое море и что такое морской бизнес.

— Суда на ладан дышат, народ разбегается, зарплата мизерная, да  и ту задерживают…

— Я понимаю. Значит, сейчас ты безработный, Анатолий…

— Просто Анатолий, без отчества, – прервал Ивана собеседник, — он самый, безработный… Есть предложения, но как-то не очень стремлюсь я в частные компании, нахлебался! Надоело контрабанду да бандюков за бэушными машинами в Японию возить, хочется чего-то серьезного, настоящего

— Понимаю, Сергеич. Только критиковать компанию каждый может, а дать предложения, показать и обосновать пути выхода из ситуации, решения проблем – это кто сможет, а?

— Да проблемы-то нет  никакой, найдутся и такие! Можно и предложения, но кому они нужны? Кто их будет слушать, да и кто даст деньги на все эти предложения? Лирика одна все это…

— Ну, хорошо… А вот ты сам, Сергеич, смог бы сформулировать свое видение того, что и как нужно сделать с флотом, да и вообще, с компанией, чтобы она задышала?

— Смеешься?

— А если и смеюсь, смог бы? Вот взять и вывести флот  компании в то состояние, которое ты сам посчитал бы отличным? И деньги тебе были бы под это! Ну, и как? Слабо?

— Да почему же? Не слабо. Если бы поверил в то, что мне предоставится полное право самому решать эти вопросы, да еще и деньги под это будут – запросто!

— Так… Сергеич, мне пора бежать, а тебя приглашаю на одно интересное мероприятие. Не пожалеешь! Согласен?

— Верю тебе, Ваня и согласен. Все равно, мне сейчас делать нечего до завтрашнего утра, а утром хочу в одну компанию съездить, там предлагают поработать на танкере, да и зарплату неплохую обещают.

— Вот и прекрасно. Я убегаю, а ты через час подходи к входу в офис компании, я там тебя и встречу. Не опаздывай!

— А…

— Все при встрече! Там и поговорим.

Выйдя из кафе, Иван направился в офис компании. На входе его остановили, потребовав предъявить пропуск. Пропуска не было.

— Позвоните в отдел персонала и скажите, что на работу устраиваться пришел, — сказал Иван, показывая свой паспорт.

Позвонив, охранник показал жестом, что можно проходить.

— Здравствуйте! – сказа Иван, открыв дверь все в тот же отдел кадров.

— Привет! Что, опять пришел? Зачем? Нет, ты глянь, — обращаясь к мужчине, сидящему за вторым столом, сказал кадровик, — и он надеется, что будет работать здесь! И что за народ? Ты его в дверь, а он в окно норовит!

— Да, — ответил тот, — народец нынче…

— Молодой человек, могу вам одно сказать – вы нам не подходили раньше и не подходите сейчас. Так что, в ваших услугах здесь не нуждаются. 

— Но ведь я хороший специалист, а у вас трудности с кадрами, насколько мне известно, – сказал Иван.

— Я все сказал, —  медленно сказал кадровик, — вы свободны.

— Что ж пусть так. Вы все сказали, но я еще не сказал всего.

— Мне охрану позвать, чтобы вас вывели или сами уйдете?            

— Не надо охрану звать, — раздался голос, — мы и так все уладим.

Иван повернулся – в дверях стоял Сергей.

— Здравствуйте, Иван Николаевич, — сказал Сергей и повернулся к кадровику.

— Что случилось? В чем проблема?

— Да вот, товарищ тут один, нахальный, работать у нас хочет, но это ему не удастся, пока я на этом месте сижу. Нам такие здесь не нужны.

— Думаю, это ему все-таки удастся! Проблема, видимо, не в нем, а в вас. — четко и спокойно сказал Сергей, — Считайте, что мы ее уже решили.

— Иван Николаевич, все уже собрались, через пять минут можно начинать, — обратился он к Ивану.

— Хорошо, иду. Только мне нужно спуститься вниз, там должен подойти один человек.

Взглянув на ничего не понимающего, побелевшего кадровика, Иван вышел.

Анатолий уже ждал его. Сергей что-то шепнул охраннику и тот, вытянувшись, отдал честь проходящему мимо него Ивану, растерянно приложив руку к непокрытой голове.

— Вольно! – со смехом сказал Иван, — вы хорошо несете службу!

— Господа, — сказал Сергей, обведя взглядом сидящих за столом, — уполномочен представить вам нашего акционера, владеющего восемьюдесятью процентами акций компании, и которого я представлял здесь до недавнего времени.  Иван Николаевич Соколов.

Иван встал и прошел к креслу, стоящему в торце стола.

— Господа, — сказал Иван, сев в кресло, — имею удовольствие сообщить вам, что вчера состоялись мои переговоры с представителями владельца остальных двадцати процентов акция, то есть администрации края. От них получено согласие на все те меры по реорганизации компании, которые и будут доведены до вас в самое ближайшее время.

— Учитывая, что здесь находятся все начальники служб и отделов, — продолжил Иван после небольшой паузы, во время которой он по очереди вглядывался в лица присутствующих, — первое, о чем хочу поставить вас в известность – это два новых назначения. Первое – генеральным директором назначается Сергей Петрович. Вы его уже знаете. Второе – вводится должность директора компании по флоту. Анатолий Сергеевич, прошу вас встать, чтобы все вас увидели. Однако полагаю, что вас здесь почти все знают.

— Да, чуть не забыл! – добавил Иван, — отдел персонала сокращается до одной единицы. Персонально, эти и другие кадровые изменения будут обозначены в приказе генерального директора. А теперь хочу обратиться ко всем присутствующим.  Через неделю жду от вас концепцию и развернутый план реорганизации руководимых вами отделов и служб. Относительно общей организации координировать работу будет генеральный директор, а все, что касается флота – Анатолий Сергеевич. Все, кроме генерального директора и директора по флоту, свободны. 

— Разве так бывает? – тихо спросил Анатолий,  когда все вышли, — Или это у меня бред такой?

— Бывает, — сказал Сергей, — я тоже не верил в чудеса до недавнего времени.

— Друзья! – сказал Иван, вставая, — Нам с вами выпал редчайший шанс – помечтать от души, но так, чтобы эти мечты воплотились наяву. Оба вы — прекрасные специалисты, каждый в своем деле, и кому, как не вам, можно доверить это? Не сомневаюсь в том, что мы сделаем такую компанию, за которую нам не будет стыдно ни перед моряками, ни перед нашими детьми. 

— Я сейчас, — сказал Сергей и вышел. Через минуту он вернулся. Следом вошла секретарь с подносом, на котором стояли красивая бутылка, блюдце с нарезанным лимоном и три рюмки.

— Вот это правильно, — сказал Анатолий и разлил коньяк из хрустальной бутылки.

— Мне нужно слетать кое-куда на несколько дней, — сказал Иван через полчаса, — вы работайте над планом, а когда вернусь — все обсудим. Кое-что я должен сделать и проверить в этой поездке, а по возвращении дам свои предложения в план, тогда  и поговорим о стратегии. Итак, в бой! И побольше фантазии, друзья. Никаких полумер!

— Сергей, — добавил Иван, — нужно сегодня же сделать так, чтобы мы, трое, могли в любой момент, днем или ночью, связаться друг с другом, где бы ни находились. Это возможно?

— Да, конечно. Для этого нужно купить три аппарата мобильной спутниковой сети. Они же работают и от любой сотовой сети. Правда, стоят они…

— Делай! Деньги есть?

— Да, конечно. — Вот и прекрасно. Не прощаюсь! – сказал Иван, вставая, — Вечером жду вас обоих у себя, в гостинице. Там и передашь мне аппарат.

Советую прочесть:

Вернуться к оглавлению